Веселость и серьезность



Протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ — настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в подмосковном Красногорске, местный благочинный. Человек с большим чувством юмора.
Те, кто знаком с ним, передают друг другу его шутки и остроумные комментарии к разным ситуациям. Классическим для нас стал его вывод из притчи о мытаре и фарисее: «Наша мытарёва молитва не то, что их фарисейская».

— Отец Константин, многих поразило бы то, что вы даже в проповедях иногда шутите. Кстати, владыка Антоний Сурожский тоже это делал.

— Я не стараюсь нарочно веселить народ, — отвечает священник. — Просто жизнь наша содержит в себе какие-то парадоксы. Когда они выявляются, становится смешно. Я считаю, что выявление парадоксов полезно, если в итоге человек сможет увидеть то, чего раньше не видел, узнать правду о себе.
— Удивительно, что и само христианство — парадоксально. В Евангелии много как бы противоречащих друг другу вещей.

— Есть такая детская математическая задачка: как из шести спичек сложить четыре равносторонних треугольника? Это невозможно сделать на плоскости, а в пространстве можно. Получается обычная пирамидка.
Наш мир плоский. А христианство — объемное и не может уместиться в плоскости. Вот и выходит, что оно парадоксально.
Может, вы слышали восточную притчу, как несколько слепых пытаются рассказать о слоне. Один руками трогает хобот и говорит, что слон — это труба. Второй судит по ноге и уверен, что слон — колонна. Третий трогает ухо и говорит: «Слон — это большой лопух».
Так и с нами происходит, когда мы пытаемся оземлить Христа и христианство. Мы видим только какие-то отдельные кусочки. Надо самим возрастать, приобретать духовный объем — и тогда парадоксы начнут разрешаться.

— Отношение к смеху, шуткам в православной среде, что называется, неоднозначно. Часто они принимаются в штыки.

— Церковь не запрещает шутить. Добрая, содержательная шутка — это хорошо. Но многое зависит от того, кто к кому обращается. Если какой-то отшельник, который живет в пустыне, встретится с таким же отшельником, они, наверное, не будут хлопать друг друга по плечу и хохотать. Их глубокая светлая серьезность вполне уместна.
И совсем другое дело — человек, который весь вечер сидел у телевизора, потом ночью играл в компьютерные игры, а утром говорит сыну: «Ты что раскричался?! Смеешься, как не христианин!» Вот тут, мне кажется, крайняя степень нелепости.
Мы знаем известный рассказ о преподобном Антонии Великом.

— Про охотника?

— Да. Охотник хотел посмотреть на известного монаха и увидел, что тот сидит и шутит с братьями. Человек смутился. А преподобный притчей объяснил ему, что он неправильно к этому отнесся. Попросил, чтобы охотник натянул лук, потом сильней, еще сильней. Охотник сказал: «Нельзя, лук сломается!». Святой согласился и добавил: «Вот и человек так же: если пережать, душа может сломаться».
Потому-то великие подвижники, например, преподобный Амвросий Оптинский, зачастую говорили с людьми в форме шутки, этим раскрепощали душу, располагали ее к тому, чтобы принять глубокое слово истины.
В нашем мирянском быту мы боремся не столько за стяжание Духа Святого, сколько с тем духом, который нами уже овладел. И если двое, допустим, поссорились, а кто-то пошутил, и все рассмеялись — и помирились, это же хорошо!
Но когда молимся или Бог дает нам какое-то духовное состояние, шутить не надо. Правда, почти вся наша жизнь проходит не в таких состояниях: нам приходится — повторюсь — не столько беречь то, что имеем, сколько очищаться от зла, которое в себе носим.

— Мне кажется, смех и серьезность — тоже парадокс. Две противоположности, которые существуют рядом.

— Думаю, в Царстве Небесном будет радость без смеха. Радостная серьезность. Но в нашей обычной жизни смех — совсем не то, с чем надо бороться в первую очередь. Кажется, отец Андрей Кураев писал, что бесы стараются настроить людей на борьбу с такими явлениями, которые сейчас не особенно опасны. Например, в XIX веке не верили ни в Бога, ни в черта, и бесы активно настраивали людей: боритесь с суевериями. Тогда, кстати, была полезна книга отца Григория Дьяченко, в которой для доказательства существования духовного мира приводились и оккультные явления.
Сейчас поднимается, уже набрала силу волна оккультизма. Упомянутую книгу перепечатывают, но она оказывается вредной (не по вине отца Григория!), потому что в черта верят, а в Бога — не особенно.
Так происходит и со смехом. Некоторым людям в определенные моменты лучше бы посмеяться. А другим — быть посдержаннее.

— Кое-кто боится шуток, смеха, потому что у святых прочитали: улыбаться надо так, чтобы зубы были не видны.

— Это относится к большим подвижникам. У них вся жизнь проходит в непрестанной молитве, чтении святых отцов. Таким людям не полезно прерывать смехом молитвенное делание.

А обычному верующему человеку в первую очередь нужно бороться не со смехом, а с осуждением, злобой. Добрые дела начинать делать, за бабушкой больной ухаживать, не ругаться на нее.
Есть такие слова в Евангелии: проглатываем верблюда, оцеживаем комара.

— Да-да, большое зло принимаем, крошечного — избегаем.

— Вот когда такому человеку со временем начнет мешать смех, это уже будет органично для него. А пока он переносит в свою жизнь требование, которое относится к великим подвижникам.
Неправильно, неполезно для нашей души есть только сухой хлеб и пить не раньше 3 часов пополудни, потому что наше состояние не соответствует требованиям «Добротолюбия». Если мы только один кусочек подвижничества перенесем в свою жизнь, от этого будет расти наша гордость.
И если кто-то перенесет в свою жизнь кусочек подвижнического отношения к смеху, то в некоторых случаях это будет на грани преступления.

— В каких?

— Представьте себе: отец и мать в семье живут строгой подвижнической жизнью, между собой, с детьми не шутят, да еще и не ласкают их, чтобы «страсти не разжигать». Детские души будут просто покалечены. Дети ведь должны чувствовать родительскую ласку, тепло, слышать добрые шутки, смеяться, видеть любовь родителей друг к другу. Как это можно жить в семье, где есть дети, с угрюмыми лицами?
Конечно, все люди разные, и Бог нас по-разному ведет. Есть святоотеческий рассказ о том, как два монаха тяжко согрешили, повинились — и отцы для покаяния отправили их в затвор. Через некоторое время эти монахи вышли из затвора. Один — радостный и веселый, второй — бледный и плачущий. Первый все это время благодарил Бога за то, что Он простил его, а второй укорял себя за грехи и плакал. В итоге их покаяние признано равным.
Нельзя осуждать людей, которые не надуманно, а естественно серьезные, невеселые. И в семье надо объяснить детям, что угрюмый папочка все равно их любит, но такой уж он строгий.

— Я столкнулась с тем, что в некоторых православных изданиях и программах категорически запрещены шутки, анекдоты.

— Конечно, в траурной программе шутка неуместна, нельзя раздражать скорбящих людей. А если это детская или познавательная программа, то почему бы и не пошутить?

— Мне очень нравятся книги Честертона, Льюиса. То ли в них так хорош знаменитый английский юмор? То ли богатые личности дают на все богатые реакции?

— Конечно, это действительно одаренные, духовно настроенные люди. У них глубокие притчи, мысли, в том числе и остроумно высказанные.
Я не специалист по английскому юмору (смеется), не много у меня знакомых англичан. Но повторю еще раз: все должно быть естественно. Нужна простота.
Надо бороться со страстями: пустословием, злобой, стараться любить ближних, больше проявлять внимания друг к другу, пребывать в молитве. У нас есть заповедь, ко всем относящаяся: непрестанно молитесь. Думаю, у человека, который преуспеет в борьбе с пустословием, не будет повода для бессмысленного смеха. А веселость сама по себе не является страстью.
И не нужна искусственная веселость. Недавно я прочитал у одного уважаемого мною автора: «Зайдешь в православный храм и видишь хмурые лица, не умеют люди радоваться». Не думаю, что надо специально на себя какую-то внешнюю радость напускать. Зашел человек в храм — и надо стараться, естественно, пребывать в молитве. Если Бог дал радость, она может сама собой внешне как-то проявиться. Выдавливать ее из себя — очень неполезно.

— А подавлять смех?

— Надо, если он неуместен. Одно дело, когда преподобный Амвросий шутил с прихожанами, и другое — когда прихожанин начинает шутить с батюшкой Амвросием. Ну, зря! Оказался у великого старца — и либо спроси его о чем-то, либо молча постой, помолись рядом с ним.
Вредна всякая искусственность. Хотя в отдельных случаях и она нужна.

— Когда?

— Например у учителя плохое настроение, а ему надо с детьми заниматься. Тут он обязан преодолеть свое плохое настроение. Но это уже вопросы не столько духовные, сколько душевно-житейские.

— Иногда бывают состояния сильного внутреннего подъема, веселости. И вдруг наступают серьезные испытания — болезнь, смерть близких.

— Духовная жизнь — это область свободы. Здесь непродуктивно искать закономерности. Такие вещи действительно бывают, они описаны. Да, Бог перед скорбями посылает какую-то радость. Или после скорбей.
Какая-то зависимость, конечно, есть. Но когда мы начинаем это анализировать, то обычно упускаем главное. Это похоже на то, что человек отщелкал какие-то кадры, а потом вынул пленку из фотоаппарата, чтобы посмотреть, как получилось.

— Пленка засвечивается — и ничего никогда не увидишь.

— Мне кажется, если человек такое пережил, все должно остаться в тайне. Ну, разве что можно поделиться с духовным отцом, чтобы узнать, не прелесть ли это. Если нет, принять со смирением и не рассуждать. Для чего-то Бог это послал, значит, оно полезно.

— Отец Константин, расскажите ваш любимый анекдот.

— Лев составил список зверей, которых решил съесть за ужином, и пошел их оповестить. Встречает волка: «Волк, ты у меня в списке. Придешь в 18 часов, я тебя съем. Смотри, не опаздывай!». И волк, поджав хвост, побежал прощаться с волчицей. Потом лев встретил лису: «Слышишь, рыжая? Ты у меня записана вторым блюдом на ужин. Придешь, не забудешь?» — «Что ж делать? Приду, раз записана». Лиса заскулила и поползла в свою нору — готовиться на ужин льву. Дальше в списке у льва стоял заяц. «Так, заяц, — сказал лев, — в 18 часов приходи, я тебя съем». «Не приду!» — сказал заяц. «Ладно, — сказал лев, — заяц не придет, зайца вычеркиваем».
Этот анекдот очень содержательный. Он имеет не столько политическое, сколько духовное значение. Когда мы какому-то злу твердо скажем «нет», оно часто отступает. Об этом и святые отцы пишут.

Беседовала
Наталия ГОЛДОВСКАЯ
printer friendly
Posted by Ольга  ::  comment: 0
Wednesday 16 December 2009 - 23:40:04
No posts yet

[news] Как полюбить людей: первые шаги
Posted by Elena on 08 Aug : 00:17
[news] Как полюбить людей: первые шаги
Posted by ТаняК on 17 May : 17:02
[news] Чем отличается женственность от бабства?
Posted by Elena on 02 Mar : 00:32
[news] Три искушения в браке
Posted by Ольга on 08 Feb : 17:00
[news] Три искушения в браке
Posted by ТаняК on 08 Feb : 15:08
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by Rusalka on 29 Dec : 18:51
[news] Новый год и Рождество Христово
Posted by Rusalka on 29 Dec : 18:36
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by AnnaStasie on 02 Mar : 23:08
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by Наталка on 21 Feb : 11:18
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by Ольга on 20 Feb : 11:58