Как начнешь думать…



Крестины Петра

Мама и папа ждали этого мальчика все семь лет своего брака. Мальчик ждал, когда его родители найдут свои сердца, поверят, что их связала любовь выше небес – и станут христианами. Ждал долго, когда мама станет еще мягче, папа – из супермена превратится в чуткого и славного человека, и когда они, наконец, повенчаются… И еще немножко подождал, пока мама с папой учились любить друг друга по настоящему – во Христе. И тогда он родился. И не просто так родился. Господь разрешил ему появиться на свет в день, когда мама все утро провела в храме и причастилась в праздник апостолов Петра и Павла.
Имя ему папа выбирал, при помощи жребия - быть мальчику Петром или Павлом... И святой Петр невидимо был там, и радовался, что маленький его тезка, о появлении которого так долго молились, скоро будет крещен.
Крестили Петеньку совсем скоро, – не дожидаясь сорока дней. Вся поза крестного была пронизана трепетом – настоящим, которого не сыграешь. Просто крестный через совсем немного месяцев сам станет папой, и, держа в руках новорожденного, он всем своим существом предчувствовал собственную радость. На крестины пришли уже родившиеся и еще только ожидающие появления на свет Петины друзья, - и их радостные родители. И все пели «Елицы», и «Господи помилуй», и «Многая Лета», и после крестин плакали даже, - разумеется, от счастья, - особенно некоторые младенцы. И было застолье, и батюшка сказал помимо всего прочего, что так зримо возрождается Русская Церковь, что скоро всех, готовых радоваться о новокрещаемом, не вместит наша крестильня.
И торт, разумеется, да не один, был съеден. Но что меня больше всего поразило, так это надписи на тортах этих – «Петру в день Крещения»...

И вырастет Петенька, и Володик, и Алешенька, и Егорка, и малышка Лизочка, и многие другие православные детишки, родившиеся и неродившиеся еще – и будут утешением своих семей, своей родины и всего мира. Свечечки наши, огоньки в ночи.


Град

Дача, дорожка из стершегося кирпича, стоптанные «чувяки», красота и порядок на грядках, прохлада, небольшие кучевые облака, играют дети. Набежало большое облако. Потом еще одно: много их.
Налетел ветер. Поселилась тревога. Сначала где-то в обширном малиннике, а потом и на площадочке перед домом зазвенели комары, стрижи носятся низко. Гроза надвинулась.
Мы заняты – каждый своим делом. Муж с граблями, я – в варежках дергаю сорняки, дети катают друг друга на велосипедике. Вдруг мне на руку больно падает что-то холодное и тяжелое. Жутко, среди полной тишины и безветрия, резко – град. Кричу: «Андрей, бери малышку!», а сама тащу обоих старших в дом. По спине сильно колотит. Кричит маленькая Марина... Всё. Все дома.
А за окном свистит, грохочет и дергает дверную ручку стена из крупных градин, величиной с перепелиное яичко. Тонкие стены щитового домика, окно трещит и скрежещет, капуста хрустит, словно она уже квашеная, малинник пал...
Вот так. И в жизни, - Господь терпит долго, а бьет больно. И вся малина всмятку и капуста хрустит. Жаль, а ведь все может быть по-хорошему, да с урожаем.


О посте

Один человек был очень успешным в карьере и бизнесе, он строго следил за своей внешностью и даже соблюдал православный Великий пост – в целях диеты, разумеется. Хвалил пост страшно – мол, сбалансированная и правильная диета, если по уставу поститься. Да, да, этот человек даже потрудился выяснить у священника устав поста. Однажды кто-то спросил его, а как вы поститесь? Хорошо, ответил человек. А что? Да просто пост – это не только для тела, но и для духа. Человек подумал-подумал, да и собрался свой дух возвысить: пошел на исповедь в Чистый Четверг, исповедовался, получил Причастие...

И в ночь на воскресенье зачем-то пришел в церковь - когда все уже ликовали и кричали «Христос воскресе», и, незаметно для себя, остался здесь почти до утра, тоже кричал, радовался, даже на цыпочки вставал. А потом целый год, до следующего Чистого четверга уговаривал себя, что можно жить дальше без этого «возвышения духа».

И не смог уговорить. Потому что ему передали, что тот батюшка, которому он исповедовался в прошлом году, ждет его. И тогда человек тот расплакался, как ребенок.


Утопленник

Недавно разговаривали о многодетности с нашим любимым домашним доктором. Она мне поведала историю.

Перед войной в ее семье было пятеро детей. Когда мужа забрали на фронт, мать поняла, что у нее в утробе - шестой ребенок. Линия фронта быстро приближалась. Пришла похоронка на мужа. Дети уже сильно недоедали к тому времени, все предвещало голод. Начались преждевременные роды, на свет появился мальчик. Мать была в совершенном ужасе и отчаянии. Ранее она думала уходить с детьми в лес, а теперь это становилось невозможным. Тогда несчастная женщина приняла решение. Она налила воду в ведро и стала топить новорожденного, как котенка. Но рефлекс - хватать цепко ручками - помешал. Мальчик ухватился за край ведра, и она долго боролась с ним (!) Наконец, отцепила и стала топить… По всем признакам малыш умер. Когда вытащила - выяснилось, что жив. Так он и выжил. Второй раз топить не смогла. Он, недоношенный, долго болел пневмонией, в оккупации, - и выжил! Потом неотвязно ходил за матерью, как за ведро, уцепившись... И проходил подле нее всю жизнь. Остальные пятеро детей разлетелись как птицы из материнского дома.
Она так и не нашла в себе силы рассказать ему об этом, а рассказала дочери.
Собеседница моя вспоминала, что мать, глядя на младшего своего ребенка, всегда плакала, даже когда он вырос и даже когда женился. Дети все этого не любили и кричали на нее, чтоб перестала.

Вот так.


Женский день

У "нашей" православной молодежи - ставлю кавычки, потому что она (молодежь) вообще-то Божия, но духовно окормляет ее мой муж, - каждый год 8 марта организуется поездка на святой источник в Ложок - место расстрела священнослужителей в 1918 г., где забил студеный ключ. На этот раз около 30 человек поехали поездом, а часть самых крепких и тренированных, которые регулярно посещают турклуб, который ведет опять же мой муж, высадились в Евсино и топали по целине на лыжах 12 км. пехом. Для этого широкие лыжи заранее шкурили, скипидарили, гладили утюгом.
Во время похода ставилась палатка, извлекался перекус, пился чай из термоса. В Ложок православные турклубовцы пришли к 4 часам дня, шесть часов пробыв в пути.
А потом все 40 человек молились, когда батюшка служил водосвятие и купались в обледенелом источнике, причем окунались каждый по три раза! (и батюшка - тоже)

Накануне батюшка, окормляющий православную молодежь, до трех часов ставил своим пятерым детям градусники, аки доктор Айболит, давал всем по очереди нурофен и но-шпу, так как мама означенных пятерых детей валялась тоже с температурой и совершенно без сил и только слышала, что ее муж в 5:45 утра с лыжами покинул дом и отправился на вокзал.

Примечательно, что ребятам удалось в этот день увидеть маленькое чудо - ускользающую зимнюю радугу.


***

Отец настоятель входит на клирос через дьяконские двери алтаря. Там все выстроились во фронт, Настасья Ильинична – второе сопрано, ей восьмой десяток, Лизавета Петровна – второе сопрано, ей около семидесяти, Катерина Дмитриевна - второе сопрано и регент, ей около пятидесяти девяти и Федя – бас, ему восемьдесят два. Еще там первое сопрано - Аллочка, она только что стерла накрашенные губы и извлекла из сумочки пилку для ногтей. Одним словом, к службе все готово. Отец настоятель вздыхает, и изрекает, морща лоб: «Мир вам, отроки и отроковицы!» Все, кроме Аллочки, умилительно благословляются, зажигается гололобая лампа над нотами. Звенит камертон. Тон: Сольсисоль… сольсисоль. И еще раз сольсисоль… Возгласа все нет. Жужжит пилочка, Федя косится на Аллочку и, растопырив седые усы, вдруг надсадно выводит «Аминь»… Всеобщий конфуз, отец настоятель выглядывает из алтаря через дьяконские двери и грозит пальцем. Федя трясет головой, Настасья Ильинична вжала голову в плечи, Аллочка хихикает, а я запоминаю…


Жалейка

- Мам, а что такое жалейка?
- Дудочка, доченька. Маленькая, тоненькая дудочка. И голос у нее такой тонкий, словно жалеет кого-то. Раньше на жалейках люди играли: сядет в поле пастушок, вокруг него овцы пасутся, травы от ветра, словно море волнуются, кузнечики и цыкады стрекочут, птицы поют. А пастушок достанет жалейку и самую главную мелодию заиграет, и все станет вокруг так тихо и чуть-чуть печально.
- А сейчас есть жалейки?
- Наверное, нет.
- А нельзя ли поискать? Вдруг кто-нибудь держит ее в чемодане на самой высокой полке, жалейка лежит и молчит?
- Не надо искать жалейку на полках, моя хорошая. Поищи такую дудочку в своем сердечке.
- А у меня мамочка, есть такая жалейка. Вот ты сказала, а я сразу почувствовала.
- Что почувствовала?
- Слышишь, где-то скорая помощь едет? Так у меня в груди сразу жалейка заныла. И когда ты Ваньку наказываешь, у меня тоже жалейка эта плачет. А еще в храме она бывает. Наверное, когда человек рождается, ему Боженька сразу-сразу жалейку выдает.
- Вот бы не поломалась только…

Анна Ромашко

Художник: Гончарова Екатерина. "Расцветающая"
printer friendly
Posted by Ольга  ::  comment: 0
Friday 25 March 2011 - 13:55:03
No posts yet

[news] Как полюбить людей: первые шаги
Posted by Elena on 08 Aug : 00:17
[news] Как полюбить людей: первые шаги
Posted by ТаняК on 17 May : 17:02
[news] Чем отличается женственность от бабства?
Posted by Elena on 02 Mar : 00:32
[news] Три искушения в браке
Posted by Ольга on 08 Feb : 17:00
[news] Три искушения в браке
Posted by ТаняК on 08 Feb : 15:08
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by Rusalka on 29 Dec : 18:51
[news] Новый год и Рождество Христово
Posted by Rusalka on 29 Dec : 18:36
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by AnnaStasie on 02 Mar : 23:08
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by Наталка on 21 Feb : 11:18
[news] Хрустальным молотком гвозди не заколачивают...
Posted by Ольга on 20 Feb : 11:58